Ретроспектива театральной жизни

30.03.2012 21:14 Автор: Администратор
Печать

На совместной выставке Череповецкого центра хранения документации и Дворца детского и юношеского творчества им. А.А.Алексеевой собраны уникальные документы, которые датируются началом XX века и рассказывают о событиях на череповецких подмостках до 1949 года, а также о деятельности драматического кружка Дома пионеров (ныне Дворец детского и юношеского творчества им. А.А.Алексеевой).

— Конечно, мы не даем полной истории театра, — говорит ведущий архиограф Череповецкого центра хранения документации Ирина Петрова, — но говорим именно о профессиональном театре, начиная с 1919 года до момента его закрытия в 1949-м. На выставке представлены подлинники документов. Вторая часть экспозиции посвящена драмкружку Дома пионеров, которым с 1942 по 1957 год руководила Ольга Игорева. Это документы, почетные грамоты, снимки постановок.

— Особенно интересен список запрещенных и разрешенных пьес, — отмечает ведущий архиограф Ольга Жук. — Так, в список запрещенных к постановке входили пьесы на религиозные темы и рассказывающие о самодержавии.

Иллюстрацией документальных источников служат уникальные снимки постановок городского театра за 30 — 40-е годы прошлого века из личного архива семьи Логиновых, родственников известных череповецких актеров Лидии и Владимира Десслер.

Александр Логинов принес на открытие выставки трудовую книжку своего деда:

— Она начинается записью «Общий стаж актером 7 лет». Бабушка с дедом окончили театральный институт в Ленинграде, в 1937 году они перешли в Вологодский областной драматический театр, а год спустя их перевели в Череповецкий театр. В 1939-м дед стал помощником режиссера, а в 1941-м — ушел на фронт. Вся дальнейшая судьба их была связана с театром: дед вел театральную студию, бабушка — театральные кружки и в Обществе слепых, и в медицинском училище.

На один из интересных моментов в истории череповецкого театра обратила внимание главный режиссер Камерного театра Татьяна Макарова. Так, за 1938 — 1939 годы было поставлено шесть премьер, а на подготовку спектаклей уходило всего 17 дней:

— Скорее всего, это были премьеры на уровне «ознакомления с текстом». На выставке представлено штатное расписание, в котором значится должность суфлера. Шесть премьер за год — это немыслимые вещи, и кажется, что кто-то просто для отчетности завысил цифру.

По словам Татьяны Макаровой, сегодня Камерный театр старается поддерживать традиции, заложенные его предшественником.

Марина Белая, Речь 29.03.2012